Главная Мероприятия Знакомство с экспонатами Знакомство с экспонатом: Печи и камины Маркутья

Знакомство с экспонатом: Печи и камины Маркутья


В год строительства усадьбы в Маркутье (1867 г.) архитектор Иероним Ластовский проживает в Вильне. Этапы строительства, расходы, технические и декоративные детали обсуждаются в обширной переписке архитектора и супругов Мельниковых. В письмах найдены рисунки планировки господских комнат, окон и элементы декора, которые свидетельствуют в том, что основное здание никогда не перестраивалось, за исключением пристройки хозяйственного назначения (ныне административная часть музея). Благодаря отчетам Ластовского можно обнаружить много интересной информации о процессе строительства дома в Маркутье.

Камины и детали к ним привозили из Санкт-Петербурга. 5 октября 1867 г. инженер Ластовский составляет очередное письмо-отчет Алексею Мельникову о получении материалов, перевозимых в Вильно из Санкт-Петербурга и краткое описание проделанных работ:

«…Вы пишите о бронзовых задвижках трубы у каминов, в Вильне к сожалению, нет, так как камины в редком употреблении, поэтому, я бы покорнейше просил Вас купить это на мой счет в Петербурге; задвижки эти должны быть из листового железа, двигаться должны в железной или чугунной рамке которую вделать надо в трубу, ручки, ручки же сами могут быть медными или бронзовыми, я думал, впрочем, что этот приборчик должен бы продаваться с каминами вместе, но если из магазина не отправили, надобно купить. При устройстве каминов применим предосторожности, чтобы согреванию целой полости печи препятствием не было. Для очистки от сажи будут вставлены в трубу маленькие трубочистные дверцы».

В письме от 20 октября 1867 г. Ластовский предлагает конструировать комнатные печи так, чтобы процесс закладывания угля в топку происходил из коридора и буфетной комнатки. Очевидно, этот вариант не был реализован, т. к. на сегодняшний день только одна печь в доме не оборудована топочной дверкой.

«…Говорили о печах и требуемых к оным, я должен упомянуть, что, раздумавши хорошенько, я решаюсь устроить так печи, чтобы топка оных не была из комнат, а из коридора и буфета, по крайней мере в главных комнатах (исключая одной спальни возле будуара). Кажется, для иных каминов нет надобности заботиться о топке из комнат, а зато приобретается чистота. За тем приборы герметические будут нужны в мезонинах в детских спальнях в числе 6 штук, топка же из коридоров удобнее не герметическими. Если Вам моя мысль нравится, Я прошу дослать еще герметические дверцы и поскорее, ибо в понедельник, то есть 23 числа мы закладываем две по сроку печи в доме и гостиной из них в этой последней будет камин, тот в котором есть немного бронзы».

При сборке чугунного камина у инженера Ластовского возник вопрос, связанный с установкой рассеивателя тепловых лучей. Эту деталь, изображенную в письме, и сегодня можно обнаружить в конструкции камина в гостиной комнате музея.

«Если возможно получить в магазине рисунок устройства присланного камина было бы не худо, так как в нем есть части и требующие места уже заранее к металлу приспособленные, а так как камины разобраны, то и невидно куда что следует, например: при каминных есть стальное забрало не видно куда оно приноравливается, конечно оно служит для прислона лучезарного света. Но для верности не худо бы рисунок, эскиз или описание. Еще о каминах. Оные не имеют верхней доски, сделать ли это из дерева с тем, чтобы в последствии отделать сукном или бархатом, или положить каменную плиту, или может быть найдете лучшим купить в Петербурге мраморную доску, а также не надобно ли оставить углубление в печках над камином для зеркала, какого размера может быть зеркало потому, мне кажется, что это не было бы лишнее».

Как мы можем сегодня воочию увидеть, полка для камина действительно была сделана из дерева и обита бархатным сукном с бахромой. От идеи с зеркалом и мраморной полкой заказчики, видимо, отказались.

NULL